/Россия/Москва/МАИ/иМАИ/Проекты/Взлет мысли/

/Russia/Moscow/MAI/iMAI/Projects/Flight of Thought/

The internet-project Flight Of Thought

Tsiolkovsky
Взлет Мысли [Главная] [О проекте] [Гость] Герои проекта [Циолковский] [Экзюпери] [Бах]

[Eng] [Win] [Koi]

Константин Циолковский [Жизнь] [Книги] [Мысли] [Ссылки]

Articles

ИССЛЕДОВАНИЯ И СТАТЬИ

 

ВЗЛЕТ МЫСЛИ

Главная
О проекте

Гость

ГЕРОИ

Циолковский
Сент-Экзюпери
Бах

ЦИОЛКОВСКИЙ

Жизнь
Книги
Мысли
Ссылки

 

...звездное небо надо мной...

 

О проекте - About the projectАвтор: Б. Н. Воробьев
Название:
Работы К. Э. Циолковского по межпланетным сообщениям
Предисловие к книге: Циолковский К.Э. Вне Земли. - М.: Из-во АН СССР, 1958.

ТЕКСТ

[Статьи]

В истории создания летательных аппаратов в России шестидесятые и семидесятые годы прошлого столетия были весьма знаменательны. Они последовали за крестьянской реформой 1861 г. и были годами сдвигов, явившихся результатом все убыстряющегося развития производительных сил страны, прогресса научной и технической мысли.

В период Крымской войны 1853-1856 гг. разными лицами было выдвинуто такое количество проектов воздухоплавательных средств для обороны страны, что военный министр Д. А. Милютин счел необходимым организовать в 1869 г. при Военном министерстве постоянную Комиссию по применению воздухоплавания в военном деле, к работе в которой были привлечены ученые и изобретатели. В следующем же году Комиссия изготовила опытный привязной аэростат. После некоторых опытов он походным порядком был переведен в Ижорский лагерь под Петербургом для участи в маневрах. В 1876 г. в Комиссии с участием Д. И. Менделеева рассматривался и был утвержден проект аэроплана капитана А. Ф. Можайского (1825-1890). В начале восьмидесятых годов аэроплан был сооружен в Красном Селе под Петербургом и, как известно, явился первым в мире аэропланом, который поднялся в воздух с управляющим им человеком на борту.

В 1870-1871 гг. инженер-электрик А. Н. Лодыгин (1847-1923) по разработанному им проекту начал сооружение во Франции большого электро-геликоптера на средства французского Военного министерства. Геликоптер должен был явиться первым ночным бомбардировщиком.

В 1876 г. в Москве строил аэроплан изобретатель С. Микунин.

В 1866 г. морской офицер капитан Н. М. Соковнин (1811-1894) представил в Военное министерство разработанный им проект управляемого аэростата с жестким каркасом и реактивным двигателем его конструкции. Выпущенная им в свет в 1866 г. книга "Воздушный корабль" с детальным техническим описанием аэростата в том же году появилась в Англии на английском языке.

В 1869 г. выступил со своим первым научным трудом по птицекрылым летательным машинам - орнитоптерам - доктор медицины Г. О. Бертенсон, в дальнейшем почти 30 лет занимавшийся научными исследованиями и опытами в этой области. Ему удалось добиться финансовой поддержки инженерного ведомства и построить большой прибор для изучения принципа полета птиц. Тогда же работали в этом направлении ученые и изобретатели: доктор медицины Н. А. Арендт (1833-1893), генерал-лейтенант М. И. Иванин (1801-1874), лейтенант В. Д. Спицын и др., причем М. И. Иванин изобрел для своей птицекрылой летательной машины облегченный взрывной (пороховой) одноцилиндровый мотор.

В 1871 г. весьма ценные исследования по аэродинамике опубликовал академик М. А. Рыкачев (1840-1919) в своем труде "Первые опыты над подъемной силой винта, вращаемого в воздухе". Он, в сущности, явился продолжателем работ, начатых в Российской Академии наук еще в 1754 г. М. В. Ломоносовым.

М. А. Рыкачев в то же время возобновил в 1868 г. исследование верхних слоев атмосферы, поднимаясь для этой цели на аэростатах. Начало подобным работам положил в 1804 г. академик Я. Д. Захаров (1763-1836) в Петербурге.

Много труда вложил в развитие воздухоплавания великий русский ученый Д. И. Менделеев (1834-1907). В семидесятых годах он работал над проектом управляемого аэростата с металлической оболочкой и взрывным двигателем. Придавая большое значение высотным полетам на аэростатах для исследования верхних слоев атмосферы и стремясь сделать их безопасными для жизни и здоровья аэронавтов, Менделеев в 1875 г. на заседании Русского технического общества представил проект стратостата - большого специального аэростата с герметической гондолой. В том же году в процессе научно-исследовательской работы по упругости газов создал он свой знаменитый и непревзойденный по точности показаний высотомер. Тогда же с помощью его высотомеров была весьма успешно произведена геодезическая съемка Финляндии. Высотомер Менделеева был экспонирован на Международной выставке. А ныне в том же самом конструктивном виде, включенный в группу других, современных приборов (радар в первую очередь) на советских специальных самолетах, служащих при прокладке трасс новых дорог, - он работает все так же безотказно.

Таким образом, в России шестидесятых и семидесятых годов научная и изобретательская мысль в области воздухоплавания работала, в основном, по тем же главным отраслям, которые нас занимают и теперь.

И в этот же знаменательный период у нас было положено начало совершенно новой науке в области летания.

Молодой начинающий ученый, по роду занятий - школьный учитель, Константин Эдуардович Циолковский в 1878 г. приступил к исследованию способов проникновения человека за пределы атмосферы - в космическое пространство - и возможностей создания для этой цели космических кораблей.

Упорно разрабатывая эту проблему в течение ряда лет, он заложил основы новой отрасли науки - астронавтики - и создал теорию реактивного движения.

В 1903 г. К. Э. Циолковский опубликовал основную часть своего труда "Исследование мировых пространств реактивными приборами"(1).

* * *

В 1873 г. в Москву приехал из Вятки (ныне г. Киров) 16-летний юноша Константин Циолковский. Он был тугоухим вследствие перенесенной в детстве скарлатины и поэтому учиться ни в школе, ни в институте не мог. Но, страстно желая учиться, он применял особую систему самостоятельных занятий.

Мать он потерял в 13-летнем возрасте. Отец, ученый лесовод Эдуард Игнатьевич, вечно находившийся в разъездах по службе, не мог заниматься сыном. Не имея никаких наставников или руководителей, молодой Циолковский занимался самостоятельно и, не ограничиваясь чтением учебников, ставил многочисленные опыты. Необходимые приборы он часто изготовлял сам, так как владел столярными, слесарными и другими инструментами, набор которых держал всегда под рукой. Он сооружал действующие модели паровых машин, самодвижущиеся коляски, ветряные мельницы, насосы. Самостоятельно и успешно он освоил арифметику, геометрию, начальную алгебру и другие предметы. Эдуард Игнатьевич радовался способностям сына и решил направить его в Москву, надеясь, что тот сумеет поступить в Техническое училище, и пообещав высылать ему 15 рублей в месяц.

Очутившись в Москве и не имея никаких знакомых, юноша мог сделать лишь одно: наняв дешевый угол, продолжать самостоятельные занятия по той же системе, как и дома. И он приступил к делу, не теряя времени. В Москве, разумеется, не было того острого недостатка в книгах, который он ощущал в провинциальном городке. Циолковский вскоре начал регулярно заниматься в одной из самых больших библиотек Москвы - Чертковской (ныне Государственная библиотека им. В. И. Ленина). Здесь ему удалось познакомиться с одним из выдающихся знатоков научной литературы - Н. Ф. Федоровым (1828-1903), который сразу обратил внимание на юношу, гак резко отличавшегося от остальных посетителей, и тот поведал ему, что поставил себе целью в кратчайший срок самостоятельно пройти предметы университетского курса. С этого времени, приходя в библиотеку, Циолковский неизменно получал подготовленную для него стопку книг. Первый год целиком ушел на изучение элементарного курса математики, физики, химии. Свои теоретические занятия, ведя их без руководителя, он неизменно сопровождал опытами по физике, химии. В следующем году Циолковский приступил к началам высшей математики - прошел курсы высшей алгебры, дифференциального и интегрального исчислений, аналитической геометрии, сферической тригонометрии и т. д. Занятия высшей математикой имели первоначально целевое назначение. Об этом Циолковский говорит в своей первой краткой автобиографии, напечатанной в виде вступления к книге "Простое учение о воздушном корабле и его построении" в 1904 г.: "Мысль о сообщении с мировым пространством не оставляла меня никогда. Она побудила меня заниматься высшей математикой"(2).

Все три московских года (1873-1876) Циолковский учился настойчиво и напряженно. Экономя свои весьма ограниченные средства, которые шли главным образом на опыты и пособия, он очень плохо питался, иногда месяцами не имел ничего, кроме черного хлеба с водой. Когда он возвратился из Москвы в Вятку, родные были поражены его видом. В автобиографии, написанной уже в преклонном возрасте, Циолковский вспоминает: "Дома обрадовались, только изумились моей черноте. Очень просто: я "съел" весь свой жир"(3).

Тяжелые условия жизни в Москве и напряженные занятия сказались на зрении; с этих пор Циолковский стал носить очки. В Вятке он интенсивно продолжал занятия, а кроме того вынужден был давать уроки, так как отец его уже оставил службу. Параллельно с занятиями по университетской программе он продолжал ставить опыты в своей походной мастерской, в которой проводил целые дни. Циолковский по-прежнему много читает, пользуясь книгами из городской библиотеки. В частности, им за несколько лет перечитаны журналы "Современник", "Дело" и "Отечественные записки".

Ранней весной 1878 г. семья Циолковских из Вятки переехала в Рязань. Константину Эдуардовичу в это время шел 21-й год. Он успешно продолжал самообразование по выработанной им системе. В Рязани начал отчетливо намечаться исследовательский характер этих занятий. В своих воспоминаниях Циолковский отмечает(4), что по переселении в Рязань он соорудил ротативную машину, с помощью которой производил опыты над цыплятами, чтобы определить, какое воздействие на организм животного оказывает ускорение силы тяжести. Это опыты показали, что пятикратное ускорение еще не причиняло подопытным животным никакого вреда.

К этому времени относятся несколько чертежей солнечной системы. На этих пожелтевших от времени листах бумаги нарисован астероид с человеком, который очутился в мире невесомости. Рукой Циолковского сделана надпись: "8 июля 1878 года. Воскресенье. Рязань. С этого времени начал составлять астрономические чертежи. К. Циолковский". (Рис.1). Среди этих листов сохранилась часть эскизов ротативной машины(5) и тетрадка обычного школьного формата на 18 листах, содержащая некоторые вычисления, формулы, наброски схем и эскизы приборов, с помощью которых можно было бы достигнуть невесомости в земных условиях. (Рис.2). Словом, мы видим комплекс тем для будущего сочинения о проникновении человека в свободное от тяжести пространство. Все это показывает, что в жизни Циолковского начался новый период: молодой ученый приступил к исследовательской работе - к разработке вопроса о межпланетных сообщениях. Несколько позже Циолковский начал заниматься также и проблемами воздухоплавания. Так определились те два основных направления, которым ученый посвятил свою жизнь.

В Рязани на Садовой улице сохранился дом - бывший дом Трудникова, - в котором жила семья Циолковских в 1878 - 1879 гг. и где Константин Эдуардович производил опыты с ротативной машиной, составлял чертежи и делал записи своих первых научных исследований.

В Рязани Циолковский осуществил и свое намерение - стать школьным учителем. Выдержав установленный экзамен, он в конце 1879 г. отправился в г. Боровск, Калужской губернии, куда был назначен на должность учителя арифметики и геометрии в начальном уездном училище.

В Боровске через несколько лет им был сделан следующий важный шаг в разработке проблемы межпланетных сообщений. Ранней весной 1883 г., воспользовавшись школьными каникулами, Циолковский написал свою первую монографию, которую назвал "Свободное пространство"(6), т. е. космическое пространство, свободное от действия силы тяжести. Очевидно, со времени черновых набросков, сделанных в 1879 г. в Рязани, Циолковский продумал свой труд во всех деталях, потому что, начав работу 20 февраля 1883 г., менее чем за два месяца набело закончил рукопись на 149 страницах со всеми рисунками. Здесь впервые Циолковский пришел к мысли о необходимости использования реактивного принципа для движения космических кораблей.

В этом сочинении, на основании законов физики и небесной механики, Циолковский дал прежде всего обстоятельный анализ тех явлений в свободном от тяжести космическом пространстве, которые мог бы наблюдать человек, если бы туда проник. Кроме того, он научно обосновал первую силовую схему реактивного космического корабля и придал ему на своем чертеже форму шара. Реактивная тяга должна была получаться в результате выбрасывания из имеющейся на борту пушки сферических ядер. (Рис.3).

Циолковский тут же набросал другой вариант получения реактивной тяги силою действия струи газа, вытекающего из резервуара, в котором этот газ находится под давлением. В схеме устройства космического корабля были предусмотрены также две пары дисков, вращением которых можно изменять положение всей системы в пространстве, конечно, при остановленном двигателе.

В 1891 г. в жизни молодого ученого произошло важное событие: в московском сборнике Трудов физического отделения общества любителей естествознания были напечатаны его две статьи, рекомендованные А. Г. Столетовым и Н. Е. Жуковским. Первая статья была посвящена вопросам экспериментальной аэродинамики, в ней рассматривался не разработанный еще в науке вопрос о значении удлинения крыла. Во второй статье "Как предохранить хрупкие и нежные вещи от толчков и ударов" Циолковский впервые выступил в литературе с обсуждением одной из проблем, касающихся межпланетных сообщений. В основе его предложения лежал физический опыт, который может проделать каждый. Свежее куриное яйцо помещается в жестяную банку с водой. Банку запаивают. Яйцо остается неповрежденным, даже если бросить банку с высоты или сильно ударить. Таким образом, полагал Циолковский, можно будет в значительной степени защитить экипажи будущих космических кораблей от вредного действия ускорения силы тяжести.

Продолжая совершенствовать идеи о целях и методах исследования космического пространства, Циолковский пишет научно-фантастическое произведение "Грезы о земле и небе", которое было издано в Москве в 1895 г.(7). Он начинает с описания Вселенной, знакомит читателя с законами всемирного тяготения и излагает мысли о возможности проникновения человека в Космос, высказанные им ранее в работе "Свободное пространство" (1883 г.). На стр. 49 Циолковский впервые говорит об искусственном спутнике Земли: "Воображаемый спутник Земли, вроде Луны, но произвольно близкий к нашей планете, лишь вне пределов ее атмосферы, значит верст на 300 от земной поверхности, представит, при очень малой массе, пример среды, свободной от тяжести". И далее, на следующей странице, задумывается над вопросами - как осуществить такой искусственный спутник и с какой скоростью он должен будет двигаться на своей орбите вокруг Земли? Он пишет: "Действительно, несмотря на относительную близость такого спутника, как забраться за пределы атмосферы на такой спутник, если бы он даже существовал, или как сообщить земному телу скорость, необходимую для возбуждения центробежной силы, уничтожающей тяжесть Земли, когда эта скорость должна доходить до 8 верст в одну секунду?"

Следовательно, еще в 1895 г. в "Грезах о земле и небе" Циолковский, развивая высказанные им в монографии "Свободное пространство" положения, не только говорит о возможности создания искусственного спутника Земли, но и указывает, как могла бы пролегать его орбита. И когда через 62 года был успешно запущен первый в мире советский искусственный спутник Земли, то его орбита проходила именно на границе земной атмосферы, а скорость достигла 8000 метров в секунду, - как и предсказал Циолковский, обладавший высоким даром научного предвидения.

В 1896 г., как явствует из предисловия Циолковского к первому изданию повести "Вне Земли"(8), он решил написать развернутый научный труд, теоретически обосновывающий все его предложения о создании реактивного космического корабля-ракеты.

В предисловии указывается: "Еще в 1896 году... автор, после глубоких математических изысканий, продолжавшихся около года, остановился на реактивном корабле, как на наиболее доступном сейчас средстве заатмосферных или межпланетных путешествий. Хотя вопрос был разработан математически Циолковским еще в 1895 году, но научный труд удалось поместить ему в "Научном обозрении" лишь в 1903 году".

Этот труд - всемирно известное "Исследование мировых пространств реактивными приборами".

В сущности говоря, вопрос о реактивном двигателе для будущего космического корабля был решен Циолковским еще в 1883 г. в монографии "Свободное пространство", о чем сказано выше. В труде же, опубликованном в 1903 г., Циолковский, продолжая свои предыдущие работы, развернул уже целую теорию реактивного двигателя на жидком горючем, позволяющем получить максимальные температуры сгорания, обосновал необходимость придания ракете обтекаемой формы, описал предлагаемое им устройство и его действие, впервые опубликовал свою, ныне широко известную, формулу движения ракеты - "формулу Циолковского".

Между оформлением для печати этого труда, изобилующего формулами, и его напечатанием произошел разрыв во времени, который был вызван обстоятельствами жизни и работы ученого. В 1895-1897 гг. у Циолковского образовался целый "узел" серьезнейших неотложных научных работ. На письменном столе лежала продуманная работа по обоснованию принципа реактивного движения и межпланетных сообщений. Но в то же время ученый вел интенсивные предварительные исследования законов сопротивления воздуха, сооружал и испытывал соответствующие приборы для первоначальных наблюдений, которые давали обнадеживающие результаты. Циолковский стремился возможно скорее закончить начатый проект "воздуходувки" - аэродинамической трубы - и приступить, впервые в России, к циклу опытов по экспериментальной аэродинамике воздухоплавания(9). Описание аэродинамической трубы и первых опытов с ней необходимо было опубликовать. Эта публикация была направлена в Президиум Академии наук с приложением проекта программы намеченных дальнейших работ и с просьбой о материальной поддержке. К радости Циолковского, не избалованного содействием правительственных учреждений, Академия наук утвердила программу опытов и ассигновала на их осуществление некоторую, правда небольшую, сумму денег, немедленно переведенную Циолковскому. А это в свою очередь обязывало его вести исследование с еще большим напряжением. Следует иметь в виду, что работал Циолковский в своей маленькой лаборатории один, без помощников. Много времени отнимала и педагогическая работа, которую он всегда выполнял с большим рвением. Все это не позволяло ему закончить заветную рукопись по межпланетным сообщениям раньше, чем будут закончены опыты с аэродинамической трубой. И только закончив их, составив обширный отчет, который Академия наук утвердила, он смог дописать первую часть статьи "Исследование мировых пространств реактивными приборами". В начале 1903 г. он послал рукопись в редакцию журнала "Научное обозрение", активным сотрудником которого состоял с 1895 г. Статья была напечатана в № 5 (майском) этого журнала, но, прочитав ее, Циолковский пришел в ужас - настолько отвратительно была выправлена корректура. Надо полагать, что из-за обычной редакционной спешки гранки не послали в далекую Калугу на проверку самому автору.

Вскоре в газетах появилось сообщение, что "Научное обозрение" закрыто. Весь тираж журнала был конфискован. Циолковский, с великим трудом достав один экземпляр со своей статьей, тщательно переплетя, хранил его "как зеницу ока".

В августе 1911 г. К. Э. Циолковский писал мне: "Время было строгое, когда печаталось начало моей статьи, и редактор, как он писал, терпел неприятности от цензуры, если не больше. Оттиски (особые), как видно, были конфискованы, так как я не мог их получить даже за деньги из типографии, и говорить со мною о них не стали, хотя они несомненно были, по словам же типографии"(10).

Только через восемь лет после опубликования первой части статьи Циолковского, которая фактически осталась незамеченной, в редактировавшемся тогда мною журнале "Вестник воздухоплавания", выходившем в Петербурге, начала печататься вторая часть статьи и резюме первой части.

Опубликование в 1911-1912 гг. работы К. Э. Циолковского "Исследование мировых пространств реактивными приборами" вызвало совершенно другой резонанс, чем в 1903 г. Теперь в России нарождалась авиапромышленность, работали аэродинамические лаборатории, в высших учебных заведениях готовились кадры будущих авиаспециалистов, появилась обширная литература, в которой и получило отклик предложение выдающегося ученого.

Активизировались изобретатели-реактивщики не только внутри страны - А. Горохов, М. М. Поморцев (пневматическая ракета) и др., - но начали появляться работы и за рубежом: в 1913 г. о реактивных приборах написал статью Эсно-Пельтри (Франция), в 1919 г. - Годдард (США). О работах Циолковского они не упоминали.

Вопросы реактивной техники и межпланетных сообщений теперь прочно стали в порядок дня во всем мире. Известность скромного калужского учителя чрезвычайно быстро росла. Однако для Циолковского это было едва ли не самое тяжелое время жизни.

Первая империалистическая война 1914-1918 гг. вызвала дороговизну, которая все возрастала. Ученому, обремененному семьей, становилось все труднее печатать свои труды (а он их печатал, как правило, всегда на собственные средства!) и работать над новыми изобретениями.

В 1916 г. по предложению редакции журнала "Природа и люди" Циолковский закончил научно-фантастическую повесть "Вне Земли", несколько глав которой он написал еще в 1896 г. Публикование началось в этом журнале с № 2, но напечатано было всего лишь около половины, так как журнал вскоре перестал выходить.

Последней книжкой, которую Циолковскому с великим трудом удалось опубликовать до революции, была брошюра в восемь страниц с характерным заголовком "Горе и гений", ярко отразившая тяжелые переживания выдающегося ученого, который терял, казалось, всякую надежду на осуществление своих смелых идей и проектов.

* * *

Великая Октябрьская социалистическая революция открыла перед Циолковским широкую дорогу для творчества.

Уже в 1918 г. он возобновил печатание своих научных трудов.

В сентябре того же 1918 г. К. Э. Циолковский был единогласно избран в число членов только что учрежденной Социалистической Академии общественных наук, через несколько лет переименованной в Коммунистическую академию.

В 1920 г. в Калуге вышла в свет большая научно-фантастическая повесть Циолковского "Вне Земли". В ней была изложена, по сути дела, строго обоснованная научная программа работ по подготовке проникновения человека в Космос - по осуществлению межпланетных путешествий. В этом произведении Циолковский проводит мысль, что великую задачу проникновения человечества в космическое пространство наиболее целесообразно решить путем организации международного коллектива ученых, инженеров и изобретателей, которому были бы созданы все необходимые условия для работы. Такой воображаемый коллектив, где представлены виднейшие работники различных стран, изображен в повести. Широкими штрихами Циолковский рисует, как шаг за шагом разрабатывают эти ученые техническое оформление проектов реактивных космических кораблей. Конструкцию их представил на обсуждение коллег один из членов коллектива, скромный русский ученый Иванов, фактически - душа всего предприятия. Красочно описаны полные приключений первые космические путешествия, к которым было приковано внимание всего человечества.

Изданием этого произведения открылся обширный цикл печатных трудов Циолковского, написанных при Советской власти(11).

Публикуемые им в журналах и отдельными изданиями работы по реактивной технике и межпланетным сообщениям, а также личные связи с молодыми "реактивщиками", создавшими по всей стране при организациях Общества друзей воздушного флота "Группы изучения реактивного движения", способствовали росту очень деятельной школы его последователей и продолжателей. В воздух начали подниматься изготовленные ими жидкостные ракеты. Коммунистическая партия и правительство оказали всемерную поддержку этому важному начинанию.

В 1929 г. вышла книга К. Э. Циолковского "Космические ракетные поезда"(12). В ней научно обосновывается метод запуска многоступенчатых ракет, который через несколько лет и начал осуществляться на практике.

В 1932 г., когда признанному начинателю звездоплавания исполнилось 75 лет, вся страна единодушно отпраздновала славную годовщину торжественными собраниями в его честь. Академия наук чествовала его специальным торжественным заседанием. Правительство наградило его орденом Трудового Красного Знамени.

Константин Эдуардович продолжал работать - плодотворно и интенсивно. В середине 1935 г. он почувствовал недомогание, которое все увеличивалось.

Стремясь обеспечить дальнейшее развитие своих начинаний, он 13 сентября 1935 г. обратился в Центральный Комитет КПСС с письмом, где говорилось: "Все свои труды по авиации, ракетоплаванию и межпланетным сообщениям передаю партии большевиков и Советской власти - подлинным руководителям прогресса человеческой культуры. Уверен, что они успешно закончат эти труды".

19 сентября Константина Эдуардовича не стало.

Похоронили его в Калуге, в Городском саду. Для участия в похоронах прибыли представители партии и правительства, Академии наук СССР, научных и общественных организаций.

А через год на могиле был воздвигнут высокий обелиск из серого камня, на одной из сторон которого отлиты из бронзы вещие слова ученого: "Человечество не останется вечно на Земле, но, в погоне за светом и пространством, сначала робко проникнет за пределы атмосферы, а потом завоюет все околосолнечное пространство".

Ученики и последователи Циолковского продолжили начатое им дело ракетоплавания.

Началась подготовка оставленного великим ученым научного наследия для издания, согласно постановлению правительства, пятитомного собрания его сочинений. Выпущены I том - "Аэродинамика" и II том - "Реактивные летательные аппараты", печатается III том - "Труды по дирижаблестроению".

В годы Великой Отечественной войны реактивное оружие сыграло важную роль в деле разгрома гитлеровских захватчиков. К концу войны, когда в авиации появились первые признаки технической революции и поршневые моторы внутреннего сгорания на самолетах начали уступать место реактивным двигателям, - оправдалось предвидение выдающегося ученого, который сказал: "За эрой аэропланов винтовых должна следовать эра аэропланов реактивных, или аэропланов стратосферы"(13).

Эта назревшая в авиационной энергетике революция протекала быстро и, разумеется, не могла ограничиться одними военными самолетами. Мощный пассажирский самолет А. Н. Туполева "ТУ-104" ныне является признанным образцом достижений техники советского транспортного самолетостроения.

Столетняя годовщина со дня рождения К. Э. Циолковского, исполнившаяся 17 сентября 1957 г., ознаменовалась торжественными заседаниями, посвященными памяти выдающегося русского ученого.

В день юбилея в Москве в Колонном зале Дома Союзов состоялось торжественное собрание, организованное Академией наук СССР. Собрание открылось вступительным словом президента Академии наук СССР академика А. Н Несмеянова. С докладом вы­ступили: член-корреспондент АН СССР В. П. Глушко "О жизни и деятельности К. Э. Циолковского" и член-корреспондент АН СССР С. П. Королев "О практическом значении научных и технических предложений К. Э. Циолковского для развития ракетной техники и запуска искусственного спутника Земли".

В тот же день в присутствии нескольких тысяч человек был открыт в Москве памятник К. Э. Циолковскому (работы скульптора С. Д. Меркурова). На открытии выступили представители Академии наук СССР, ЦАГИ, Военно-воздушной академии, трудящихся Москвы и др. 18 и 19 сентября в московском Доме ученых Академии наук СССР была проведена научно-техническая конференция отделений технических и физико-математических наук, посвященная развитию идей К. Э. Циолковского в области теории и практики реактивного движения и освоения космического пространства. Были заслушаны и обсуждены доклады, посвященные вопросам, связанным с запуском искусственного спутника Земли.

В Калуге, где с 1892 г. до кончины жил К. Э. Циолковский, 15 сентября в торжественной обстановке заложен памятник великому ученому на площади Мира.
Торжественным собранием в Колонном зале Дома Союзов и Доме ученых открылся длинный ряд собраний, заседаний и выставок в Москве и других городах, посвященных 100-летней годовщине со дня рождения К. Э. Циолковского.
Кроме того, славный юбилей ознаменовался событием мирового значения, возвестившим начало новой эры в научных достижениях человечества. Ученики и последователи К. Э. Циолковского, в тесном содружестве с которыми он работал при Советской власти, достойным образом ознаменовали 100-летие со дня рождения своего учителя: 4 октября 1957 г. был успешно запущен первый в мире искусственный спутник Земли, весом в 83,6 кг, а через месяц - второй, гораздо больших размеров. Наконец, 15 мая 1958 г. запущен третий искусственный спутник весом в 1327 кг.

Тем самым в нашей Советской стране, замечательные достижения ученых и инженеров которой открыли новую страницу в истории человечества - эпоху космической навигации, - положено начало осуществлению дерзновеннейшей мечты человечества.

В марте 1958 г. Академия наук СССР на своем годичном собрании обсуждала, в числе важнейших научно-технических достижений, предварительные результаты этих впервые в мире производящихся исследований.

Президент Академии наук СССР академик А. Н. Несмеянов, открывая собрание, указал на успешное создание межконтинентальной баллистической ракеты и запуск первых в мире двух искусственных спутников Земли. В отчетном докладе академика А. В. Топчиева о деятельности Академии наук СССР были сообщены некоторые научные результаты, полученные при наблюдениях за первыми искусственными спутниками Земли. Одним из интересных геофизических результатов, полученных из анализа движения спутников, является определение плотности земной атмосферы. Из числа ионосферных измерений, сказал академик Топчиев, следует отметить определение электронной концентрации внешней ионосферы по наблюдениям за радиосигналами первого спутника Земли. Результаты измерений позволяют сделать вывод, что начиная с высоты 2000-3000 км плотность нейтральных частиц приближается к плотности межзвездного газа. Это имеет фундаментальное значение для изучения физики ионосферы.

Наиболее выдающимся экспериментом на втором спутнике была проверка возможности выживания живого организма в условиях космического полета. Для этой цели на спутник помещена была собака Лайка - первое живое существо, отправленное человеком в Космос. Целью исследования явилось изучение состояния основных физиологических функций животных на различных этапах полета спутника. На наиболее трудном, с биологической точки зрения, этапе - при запуске спутника и переходе к движению по орбите - на животное, одновременно с действием ускорения, оказывали влияние вибрации и шум работающего двигателя ракеты.

Расшифровка полученных по радио данных показала, что сразу после старта частота сердечных сокращений возросла по сравнению с исходной примерно в три раза. В дальнейшем, когда действие ускорения не только продолжалось, но и нарастало, частота сердцебиения уменьшилась. Анализ записей биотоков сердца (электрокардиограммы) не обнаружил каких-либо болезненных признаков. Можно сказать, закончил академик Топчиев, что не только момент запуска и выход спутника на орбиту, но и условия орбитального полета животное перенесло удовлетворительно.

Таким образом, уже первые два советских спутника и теперь третий - огромная летающая лаборатория, оснащенная по последнему слову телемеханики, автоматики и радиотехники, - не только дали чрезвычайно ценные научные результаты, но и открыли богатейшие перспективы. Они показали, что приближается то время, когда в Космос на борту первого космического корабля - звездолета отправится человек. Они показали, какое мощное новое орудие познания природы создали советские люди, творчески воплощая в жизнь великие идеи Константина Эдуардовича. Циолковского.

[Статьи]

ПРИМЕЧАНИЯ И КОММЕНТАРИИ

1 Опубликовано в журнале "Научное обозрение", Пб., 1903, № 5.

2 К. Циолковский. Простое учение о воздушном корабле и его построении. Калуга, 1904 (стр. II "Предисловие автора").

3 К. Циолковский. Сборник статей. М., Редиздат Аэрофлота. 1939, стр. 27.

4 К. Э. Циолковский. Черты моей жизни. Сборник. М., Редиздат Аэрофлота. 1939, стр. 29-30.

5 Архив АН СССР. Фонд 555, оп. 1.

6 Впервые напечатано во II томе собрания сочинений К. Э. Циолковского, выпущенном Издательством Академии наук СССР в 1954 г., стр. 40-68.

7 К. Циолковский. Грезы о земле и небе и эффекты всемирного тяготения. М., Изд. А. Н. Гончарова, 1895, 143 стр.

8 К. Э. Циолковский. Вне Земли. Калуга. Издание Калужского общества изучения природы и местного края, 1920, 118 стр.

9 Первая аэродинамическая труба в России была построена военным инженером В. А. Пашкевичем (1844-1930) в Михайловской Артиллерийской академии в Петербурге в 1871 г. Она была применена им исключительно для исследований в области баллистики, а не воздухоплавания и авиации. Поэтому приоритет первого применения у нас аэродинамической трубы для исследования законов аэродинамики в области летательных аппаратов принадлежит К. Э. Циолковскому.

10 Подлинник письма хранится у автора настоящей статьи.

11 Детальный аннотированный перечень печатных трудов и рукописей К. Э. Циолковского по вопросам реактивных летательных аппаратов и межпланетных сообщений помещен в конце II тома собрания его сочинений, выпущенного в 1954 г. Издательством Академии наук СССР.

12 К. Э. Циолковский. Космические ракетные поезда. Калуга, Изд. коллектива научных работников, 1929.

13 К. Э. Циолковский. Реактивный аэроплан. Изд. автора, Калуга, 1930, стр. 19.

ПРИМЕЧАНИЯ И КОММЕНТАРИИ

Дата последнего внесения изменений и исправлений: 5.12.2000.

ИСТОЧНИКИ

Циолковский К.Э. Вне Земли. - М.: Из-во АН СССР, 1958. - с. 5-20. [книга]

 

Константин Циолковский [Жизнь] [Книги] [Мысли] [Ссылки]

Articles

Взлет Мысли [Главная] [О проекте] [Гость] Герои проекта [Циолковский] [Экзюпери] [Бах]

[Eng] [Win] [Koi]

E-mail the author

Tsiolkovsky

/Россия/Москва/МАИ/иМАИ/Проекты/Взлет мысли/

/Russia/Moscow/MAI/iMAI/Projects/Flight of Thought/