/Россия/Москва/МАИ/иМАИ/Проекты/Взлет мысли/

/Russia/Moscow/MAI/iMAI/Projects/Flight of Thought/

The internet-project Flight Of Thought

Tsiolkovsky
Взлет Мысли [Главная] [О проекте] [Гость] Герои проекта [Циолковский] [Экзюпери] [Бах]

[Eng] [Win] [Koi]

Константин Циолковский [Жизнь] [Книги] [Мысли] [Ссылки]

Articles

ИССЛЕДОВАНИЯ И СТАТЬИ

 

ВЗЛЕТ МЫСЛИ

Главная
О проекте

Гость

ГЕРОИ

Циолковский
Сент-Экзюпери
Бах

ЦИОЛКОВСКИЙ

Жизнь
Книги
Мысли
Ссылки

 

...звездное небо надо мной...

 

О проекте - About the projectАвтор: И. Дудкина, кандидат философских наук
Название: Циолковский: далекий и близкий

Рубрика: Герои и еретики науки

ПРЕДИСЛОВИЕ

Большое видится на расстоянии. Мысль столь привычная, что кажется неоспоримой. Но всегда ли верно это суждение? Не происходит ли порою, подмена того, что было в отдаленном от нас прошлом, тем, что нам так хочется сегодня видеть?

Нам видится подлинным рыцарем науки о "звездоплавании", родоначальником космонавтики исполинская фигура К. Э. Циолковского. И это так. Но ведь был он еще и автором более чем 400 работ философского характера. Как оценить его вклад в эту сферу познания? Своей философской системы Константин Эдуардович нигде не излагал, хотя извечные проблемы человеческого бытия - смерти и бессмертия, смысла жизни и перспектив человечества - его по-настоящему волновали. Вот лишь некоторые названия таких его работ: "Горе и гений", "Воля Вселенной. Неизвестные разумные силы", "Нирвана", "Любовь к самому себе, или Истинное себялюбие", "Есть ли бог?", "Христианство", "Научные основы религии", "Существа выше человека". Уже сами эти названия, думаю, вызовут немало толков. К сожалению, толки эти рождаются большей частью на зыбкой почве неведения, полузнания. Да и откуда здесь взяться знанию, если ни одна из его философских работ в последние годы не переиздавалась, а многие вообще существуют только в рукописи. Не потому ли мы встречаем прямо-таки полярные оценки философских воззрений ученого. Одни убежденно утверждают: он - материалист, другие с неменьшей страстью доказывают- идеалист.

Попробуем и мы высказать на сей счет свои суждения, стремясь восстановить по возможности строгую, полную и беспристрастную картину. Без нее будет незавершенным рассказ о личности Константина Эдуардовича, который так мастерски поведал нам С. М. Блинков (1988, № 10-12). [текст]

ТЕКСТ

[Статьи]

Идеи самодеятельного философа всегда непросты и внутренне противоречивы. Системность, ясность мышления и четкость формулировок приобретаются годами учебы, а Циолковский был гениальным самоучкой. Именно поэтому к его взглядам невозможно подходить с заранее выкроенными шаблонами, пытаясь подогнать под них его живое и динамичное мировоззрение. Такие попытки ни к чему хорошему не приведут, разрыв между подлинным содержанием философии Циолковского и ее формальной оценкой будет сохраняться и углубляться.

Всякое исследование, а в особенности историко-философское, предполагает оценку. Но она должна быть осуществлена по возможности максимально тщательно, взвешенно и осторожно, чтобы не сказать - почтительно. Уважая мысли и деяния предшественников, исследователь не должен руководствоваться ничем иным, кроме как стремлением к истине. Увы, в таком изучении и такой оценке философское наследие Циолковского остро нуждается и по сей день.

Циолковский-философ прошел путь, нашему сознанию непривычный: от раздумий и построений философского характера к практике, к работам в области космонавтики. О том свидетельствуют и черновые наброски, сделанные юношей Циолковским в 1879 году (в них содержится упоминание о том, что он сам впоследствии назовет "космическим будущим" человечества), и его утверждение, что развитие звездоплавания не самоцель, а лишь средство обеспечить человечеству будущее, наконец, поразительные временные совпадения работ сугубо научных и техническо-философских.

Говоря о собственно философских его взглядах, нельзя пройти мимо его самооценки. "Я - материалист! Ничего не признаю, кроме материи",- часто утверждал он и называл себя "продолжателем научного материализма". Трудно удержаться от искушения встретить такую бескомпромиссную оценку аплодисментами, однако повременим: здесь не все так просто и однозначно, как может показаться на первый взгляд.

Материализм был Циолковскому близок, это несомненно. К материализму его подводила сама логика мышления ученого, работающего не только над философской проблематикой, но и над решением вопросов естествознания и техники, имеющего дело с "материалистическими" науками. Но вот считать Циолковского последовательным материалистом, а тем более диалектическим материалистом, на мой взгляд, неправомерно. Главное - и не нужно. Гиганту такого масштаба, как Циолковский, ни к чему преувеличения его заслуг и стыдливые "оправдания"; величия ученого от признания противоречивости и спорности его взглядов не убудет.

Циолковский - материалист. В целом в основном в тенденции. Но его мировоззрение не свободно от ошибок и заблуждений, которые нам сегодня, прежде всего, нужно знать и изучать, а не пытаться запрятать поглубже, замаскировать "под материализм" или вообще замолчать. У великих и ошибки великие, а один из парадоксов человеческой мысли заключен в том, что довольно часто из ошибочных утверждений вырастают истинные выводы, и я к этому еще вернусь.

Очень условно и приблизительно в эволюции взглядов ученого можно выделить три этапа.

Нечего скрывать: раннему Циолковскому-философу были достаточно близки религиозно-идеалистические идеи (отголоски которых, кстати говоря, можно обнаружить и в более поздних его произведениях, но уже только отголоски, не более того. Любопытно, что в Калуге помещалась типография Писарева, выпускавшая теософскую литературу...) Потом долгие годы работы в сфере науки и техники привели ученого к тому, что в его мировоззрении усилились материалистические идеи. И, наконец, в последние годы, когда, кстати, ученый начинает знакомиться с идеями марксизма, он вплотную подходит к позициям диалектика-материалиста. Отмечу еще, что эволюция его философии осложнялась тем обстоятельством, что жил и творил ученый в знаменитую эпоху "кризиса естествознания" (растерянность многих естествоиспытателей привела их тогда к печально известному выводу - "материя исчезла!").

Разумеется, в рамках короткой статьи нет возможности развить и обосновать эту схему. Я привела ее только к сведению тех читателей, которые нередко знакомятся со статьями, посвященными мировоззрению Циолковского, но с сознательно или случайно "опущенным" первым, либо третьим этапами эволюции его взглядов...

Циолковский-философ - кто он: материалист или идеалист?

Читатель вправе задать вопрос: почему мы сегодня уделяем столь пристальное внимание собственно философским взглядам Циолковского, чем они интересны для нас, его потомков? Ну, действительно, материалист Циолковский или идеалист, решение им столь "частных" - с точки зрения задач практической жизни - вопросов, как природа ощущений,- все это представляет определенный интерес, но только, видимо, для историков философии. Так ли это?

Ответ на вопрос дает сам Циолковский. По собственному признанию ученого, основной частью его философии является этика, или, как он называет ее, "оценка жизни и существования" человека и всего человечества в целом. А все специфические, "узкофилософские" вопросы (первичность материи, ее свойства) у него лишь введение к этике.

И сегодня, когда представители не только философии, но и других наук сконцентрировали внимание на комплексном изучении человека, идеи Циолковского особенно интересны и актуальны.

Какие же вопросы составляют этическую концепцию Циолковского? Вот как он их формулирует сам:

Какова цена известной нам земной жизни?
Жили ли мы до рождения, и будем ли жить после смерти?
Какова жизнь прошедшая и будущая?
Стоит ли жить?
Какова цель жизни?

По Циолковскому, главная цель всякой науки, всякого знания,- дать ответ на вопрос, как сделать людей счастливыми. В человеке изначально заложено природой стремление к счастью и совершенству - вот основа всей его системы этики. Он не сразу ее построил, шел путем долгим и порой путаным.

1903 год знаменательный, "рубежный" год в его жизни. Написана первая большая работа, заложившая основы той отрасли науки, техники и практики, которую сам Циолковский именовал звездоплаванием: "Исследование мировых пространств реактивными приборами". И в том же году из-под его пера выходит одно из самых значительных произведений мировоззренческого плана - "Этика, или Естественные основы нравственности". (Досадно, что и эта работа в числе многих других по сей день пылится на полках архива Циолковского. И пока кто-то продолжает взвешивать, "не рановато" ли доводить ее до сведения "неподготовленного" читателя, тот обильно питается разными небылицами и вымыслами, долгие годы сопровождавшими имя ученого и его философское творчество.)

Оценивая свои материалистические убеждения, Циолковский утверждает, что его "вариант" материализма гораздо более оптимистичен по сравнению с материализмом ортодоксальным, который "остановился на половине дороги, т. к. не дошел до отрадных выводов о вечной и безначальной жизни всего сущего, всякой частицы живой или мертвой материи".

Что же это за "отрадные выводы"? Прежде всего, мысль о личном бессмертии каждого индивидуума, следствие вечности и неуничтожимооти чувствующих атомов, из которых человек "сложен".

В данном случае заблуждение Циолковского и не требует долгих обоснований: из неуничтожимости атомов вовсе не следует вывод о вечности каждого индивидуума; "атом-дух" Циолковского (атом, способный к ощущению) отнюдь не тождествен целостности человеческой личности.

Но проследим далее за ходом мысли ученого. Итак, человек как "государство" атомов бессмертен и вместо неизбежной смерти его вновь и вновь ожидает возрождение - в той или иной комбинации этих атомов, во все новых и новых формах. Но тогда (внимание: мы подходим к самому важному моменту этических воззрений Циолковского!) для каждого "атома-духа"(*) его собственное счастье самым непосредственным образом зависит от совершенного и счастливого устройства жизни... во всей Вселенной! Ни больше, ни меньше. Поэтому, считает Циолковский, "каждое разумное существо есть воин, сражающийся за свое лучшее будущее, за господство разума и блага во вселенной".

Как сделать людей счастливыми? Кто ответит - наука?

Это лишь одна из многих формулировок принципа "истинного себялюбия"; есть и другие:

Делающий добро другим делает его себе.

Человечество должно преследовать цель - уничтожение "дурных" форм жизни, и каких бы то ни было страданий. Ни себе, никакому чувствующему существу не только нельзя причинять страданий, но всячески помогать слабым для уменьшения их мук.

Делая зло другим существам, человек делает зло самому себе - в беспредельной жизни своего будущего.

Не должно быть никаких страданий - ни на Земле, ни на других планетах, ни вообще в космосе...

Аналогичных формулировок у Циолковского великое множество, они разбросаны во многих его работах, зачастую совсем не философского характера. Но сколько бы их ни было, говорит он постоянно об одном - о следовании общечеловеческому долгу ради общечеловеческого блага.

Оставим мысленно в стороне путаницу и недоразумения с "атомом-духом" - наиболее слабое и в целом непоследовательное звено мировоззрения Циолковского - и вычленим в его этике главное. Для отдельного индивидуума и всего человечества нет ничего важнее, как счастье всего живого в настоящем и будущем.

Подобный ход мысли и резюме - не пример ли того, как часто у великих мыслителей, ведомых идеями гуманизма, из ошибочных постулатов рождаются гениальные прозрения и выводы, далеко опережающие свою эпоху?

Как злободневно звучит эта необходимость в счастье в наше тревожное время, время решения гамлетовского "быть или не быть?" для всей цивилизации планеты!

Земная этика "поднята" Циолковским до уровня и масштабов этики космической. Во-первых, он распространяет свои этические постулаты и принципы на всех (гипотетических) разумных обитателей космоса; во-вторых, выводит активную творческую деятельность человека, направленную на осуществление всеобщего совершенства и счастья, за рамки нашей планеты, во Вселенную.

Глубоко убежденный в материальном единстве мира, Циолковский заключает, что жизнь и разум - не привилегия исключительно Земли, не счастливая случайность в космосе. Всюду на планетах, где имеются подходящие условия, может зародиться и зарождается жизнь. Циолковский идет дальше в своих рассуждениях, формулируя общие нравственные постулаты для всех обитателей космоса: "... у них один ум, одно познание; одна цель - всеобщее и вечное счастье".

Не будем полемизировать - прав ли ученый в вопросе о единообразии предполагаемых им космических цивилизаций (наука пока не готова дать однозначный ответ, а что до поисков "братьев по разуму", то человек вряд ли когда-нибудь отступится от этой вековой выстраданной мечты, что бы там ни говорили ученые). Сосредоточимся на другом, более важном аспекте этики Циолковского,

С одной стороны, цель и задача человечества - это борьба за всеобщее счастье и совершенство. С другой - из общности путей развития земной и множества внеземных цивилизаций следует необходимость космического будущего человека. Казалось бы, налицо фатум и предопределенность (а тут уже недалеко и до божественного промысла!), однако, нет, космическое будущее не ожидает землян в виде "готового пирога", его еще надо завоевать. Бесконечный во времени и пространстве путь развития цивилизации Циолковский связывал с неуклонным умножением сил разума и технического могущества человечества, с преобразованием космоса. Разум и техника, считал он, "всякий уголок вселенной может сделать доступным для жизни". И тогда не станет пределов развитию и совершенствованию человечества, прогресс его будет вечен и бесконечен.

Деятельность, активность - вот те сущностные характеристики человека и человечества, которые приобретают особое значение для Циолковского. На долю человечества, считает он, выпала великая и ответственная миссия: осуществить глобальные преобразования в рамках Солнечной системы и, достигнув определенной ступени зрелости и совершенства, распространяясь по Вселенной, служить носителем разума и счастья в космосе. В этом, по убеждению Циолковского, заключается высшая "сквозная" цель существования земной цивилизации в истории космоса.

Мы видим, что ученый ищет не исторически преходящие, ограниченные определенными временными рамками, но космические, непреходящие, вечные, как сам космос, цели человечества. С этих позиций процесс космического распространения, решению задач которого Циолковский отдал все свои творческие силы, вовсе не является для него самоцелью, как это иногда пытаются доказать, усматривая в Циолковском лишь идеолога космической экспансии. Этот процесс предстает как база, способ осуществления человечеством своей космической миссии.

Завершая попытку бегло реконструировать некоторые, наиболее интересные, с моей точки зрения, моменты философско-этических размышлений Циолковского, хочу кратко остановиться еще на одном. Это - проблема бессмертия, но уже не отдельного человека, а всего человеческого общества. Личного бессмертия Циолковскому мало, для логического завершения своих взглядов ему необходимо положительное решение вопроса о возможности бессмертия земной цивилизации.

На своей планете человечество рано или поздно должно погибнуть. Тому есть тысячи причин, но так или иначе оно обречено. Однако с выходом человечества в космическое пространство и его постепенным освоением ситуация принципиально меняется.

Исследователям творчества Циолковского (но, подчеркну еще раз, только не массовому читателю) известны его многочисленные варианты завоевания и освоения космического пространства. Вот, к примеру, один из них, взятый из работы "Исследование мировых пространств реактивными приборами" (1926):

"...10. Вокруг Земли устраиваются обширные поселения.
11. Используют солнечную энергию не только для питания и удобств жизни (комфорта), но и для перемещения по всей солнечной системе.
12. Основывают колонии в поясе астероидов и других местах солнечной системы, где только находят небольшие небесные тела.
13. Развивается промышленность, и размножаются невообразимо колонии.
14. Достигается индивидуальное (личности, отдельного человека) и общественное (социалистическое) совершенство".

Мечта, фантастика? Или реальный план, рассчитанный на перспективу многих сотен, может быть, даже тысяч лет, и только кажущийся нам сегодня фантастическим? Скорее второе, если отвлечься от непривычного нам слога и формы изложения и учесть тот факт, что в истории человечества сегодняшняя фантастика очень часто превращается в завтрашнюю реальность, и сроки этого превращения все время сокращаются. "Дальняя" мечта великого провидца удивительно близка нам, живущим в начале космической эры.

Говоря о научном, философском творчестве гениального мыслителя, не следует забывать еще одной стороны его - научно-фантастической.

Известно, что Константин Эдуардович написал несколько романов (правильнее назвать их научно-популярными очерками, эссе, научно-художественной литературой или как-то иначе), которые сейчас с уважением упоминает любой историк отечественной и мировой научной фантастики. Более того, философские идеи органично входят в его "романы", и, наоборот, во многих его непрозаических сочинениях исследователь зачастую уступал дорогу окрыленному мечтой литератору. Все это естественно, если принять во внимание время, когда жил и творил Циолковский, а также особенности его личности и окружения, о которых читатель узнал из статьи профессора С. М. Блинкова.

Земная этика поднята Циолковским до высот этики космической

Если бы речь шла о Циолковском-фантасте, отдельные его философские заблуждения резкой критики не вызывали бы, потому что литература - это литература (тем более фантастика'). Возражение вызывает другая тенденция: попытка довести до массового читателя отдельные "неудобные" - для годами создававшегося образа "кристального материалиста" - моменты философии Циолковского через... научную фантастику. Произвольно "объявляя" те или иные философские работы ученого "научно-фантастическими произведениями", отдельные авторы как бы выводят их из сферы профессионального философского анализа (который предполагает и критику).

Повторяю: Константин Эдуардович Циолковский как мыслитель достаточно велик, и не следует стыдливо скрывать его великие ошибки и противоречия. Попытки замолчать их (хотя бы с помощью "камуфляжа", о котором только что шла речь) в общем, ничуть не лучше огульных и чаще всего голословных нападок на философию Циолковского, навешивание "ярлыков" и тому подобное.

Чтобы самой не быть голословной, сошлюсь на самый "свежий" пример, наглядное подтверждение тезиса о том, что философское наследие ученого по-прежнему актуально и взволновать может не только историков философии. Речь идет о его книге "Грезы о земле и небе. Научно-фантастические произведения" (Тула, 1986 г.), вышедшей массовым тиражом. И даже не столько о произведениях, включенных в книгу, а скорее о странном подзаголовке к ней и позиции составителя и автора послесловия и примечаний Ю. М. Медведева.

Воистину странно встретить среди действительно научно-фантастических сочинений Циолковского и такие его работы, как "Монизм Вселенной", "Причина космоса", "Воля Вселенной", "Цели звездоплавания", "Научная этика", "Космическая Философия", многие другие, которые, кстати, сам их автор никогда бы не отнес к жанру фантастики, пусть и научной, У Ю. М. Медведева же они оказались не более чем социальными утопиями, научно-фантастическими эссе, этюдами.

Такая позиция, заявленная Ю. М. Медведевым в комментариях, являет собой не просто искажение сути творческого наследия Циолковского, но и неуважение к его памяти.

Справедливо выступая против различных мистификаций творчества Циолковского, Ю. М. Медведев безапелляционно выносит свой приговор идеям, высказанным Циолковским в перечисленных выше работах: они всего лишь "фантазии" ученого! Не смущает автора ни глубина этих идей (например, о единстве человечества, об ответственности каждого за жизнь всего человеческого рода в целом и т. п.), ни тот факт, что все они были вполне научно обоснованы самим Циолковским.

Путаницы в позиции автора комментариев предостаточно. То он называет имя Циолковского в одном ряду с именами Р. Киплинга, В. Гюго, Э. По, Дж. Лондона, Ж. Верна, И. А. Ефремова, лишь походя, упоминая рядом с Циолковским имена Вернадского и Чижевского (к которым, кстати говоря, Циолковский был гораздо ближе именно как ученый), вызывая тем самым недоуменный вопрос о правомерности первой "референтной группы". То охотно соглашается с оценкой этической системы Циолковского как "диалектико-материалистической" (!) и даже близкой некоторым идеям Ф. Энгельса (каким именно - остается неясным).

Чем объясняется такая небрежность и скоропалительность выводов? Не желанием ли "оградить" мировоззрение Циолковского от философской критики, с одной стороны, одновременно пытаясь обосновать некоторые его идеалистические построения авторитетом великого основоположника космонавтики - с другой? Не знаю истинных причин, но книга в целом оставляет у специалиста именно это впечатление.

Один конкретный пример, конечно, не стоил бы пространного комментария, если бы это был единственный случай. Но речь идет, как мне кажется, о тенденции, тем более опасной, что она камуфлируется "заботой о творческом наследии гения", которое "долго держали под спудом".

Однако ни попытки умалить заслуги ученого, ни преувеличенные восторги по поводу тех или иных его мыслей не помогают делу действительно сложному и ответственному: познакомить широкого читателя с мировоззрением Циолковского. "Кавалерийские атаки" и мистификации, имеющие целью представить облик ученого в желательном виде, только затрудняют эту задачу.

Циолковский достаточно велик, чтобы скрывать от читателя его великие же ошибки и противоречия

[Статьи]

ПРИМЕЧАНИЯ И КОММЕНТАРИИ

(*) Отсутствие у Циолковского строгой философской школы наряду с положительными сторонами (смелость, широта и нетрадиционность мышления) имеет и отрицательные, в частности, нестрогость и нечеткость его построений. Так, в понятие "атом-дух" он вкладывает еще одно содержание: это "личность-я", часто смешивая в одном термине два понимания, путая их, подменяя одно другим.

Дата последнего внесения изменений и исправлений: 1.12.2000.

Сканирование и оцифровка текста: Сергей Малолеткин

ИСТОЧНИКИ

  1. И. Дудкина. Циолковский: далекий и близкий. - Наука и религия, №№ 1, 1989. - с.14-17

 

Константин Циолковский [Жизнь] [Книги] [Мысли] [Ссылки]

Articles

Взлет Мысли [Главная] [О проекте] [Гость] Герои проекта [Циолковский] [Экзюпери] [Бах]

[Eng] [Win] [Koi]

E-mail the author

Tsiolkovsky

/Россия/Москва/МАИ/иМАИ/Проекты/Взлет мысли/

/Russia/Moscow/MAI/iMAI/Projects/Flight of Thought/